prosto_sanberg


В действительности все обстоит совсем не так, как на самом деле.


Previous Entry Share Next Entry
Самое время консолидировать поиски альтернативных решений: от финансов до безопасности
prosto_sanberg
Искренность в наше время рассматривают как форму душевного расстройства.  Действия Сноудена, на старте шумихи  казавшиеся  честным вызовом обезумевшему в поисках врагов миру, сейчас уже  выглядят частью большой хитроумной игры – вся эта история с  получением информации, с которой он никак не мог соприкасаться по службе, «шпионские штучки» вокруг швейцарского банкира, странные его карьерные перемещения...
Сноуден вроде бы летит из Гонконга в Москву и, возможно, стыковочным рейсом еще куда-то (кроме «Аэрофлота», конечно, других компаний и мест для стыковки не нашлось), и даже указан номер рейса  и время его прибытия  – для ажиотажа; забавно, если  его встретит ковровая дорожка  - такое мы уже видели. Может, скоро выяснится, что изящно сыгранная роль не вполне адекватного человека  и спасла ему жизнь, и скоро споет он вместе с Путиным «С чего начинается Родина?».
Что ж, и при других раскладах известные имена, оказавшиеся в трудной житейской ситуации, тоже используются - Депардье, правда, своей миссии так и не осознал, но выгоду из своего положения извлек. Посмотрим, насколько этот парень Сноуден на самом деле адекватен и ловок.
Мне же просто забавно, что Ассанж предложил Сноудену  Россию  в качестве одного из укрытий (наряду со странами Латинской Америки).  У нас  интернет абсолютно свободен, соцсети не мониторятся,  «прослушки» и скрытое видео не попадают в Сеть, а суды, выдающие санкции на перлюстрацию любой корреспонденции, независимы  от спецслужб и требуют от них весомых аргументов и тщательной работы по подозреваемым. Ему рекомендовали страну, где государство не читает электронную почту и  SMS своих политических противников, а сотрудники «наружки» не подрабатывают в свободное время подручными киллеров, убивающих известных журналистов.
Что-то странное с этими модными разоблачителями происходит. Они будто бы делают заявку изменить мир, но быстро показывают собственную некомпетентность – и упиваются положением гонимых. Да, и их совершенно не интересует, что случится с жертвами их активностями – ну, например, с американскими информаторами в Афганистане и Ираке, которые легко вычисляются после публикаций Ассанда…
Три тезиса. «Разоблачители»  остаются «партизанами», что ограничивает базу их поддержки. «Разоблачители» балансируют, выторговывая себе условия, изменяя заявленными им принципам. Скорее всего, ими удачно пользуются сверхдержавы, и от этих «игр патриотов»  в проигрыше оказываются все.
Еще. Некорректным мне представляется сравнивать нынешнюю слежку за подозрительными  лицами в США (потенциальными врагами государства)  с Уотергейтским скандалом.  И не потому, что Америка тогда была слаба, проиграв Вьетнам, а сейчас – сильна, как никогда прежде. И не потому, что поддержка у Обамы выше, чем у Никсона. И не потому, что обывательский страх, усилившийся после Бостона и вполне советская вера американцев  в собственное государство,  делегируют американскому правительству всевластие.
Вот в чем причина: нет судебного процесса или парламентского расследования по злоупотреблению властью, как это происходило и во время другого скандала – «Иран-контрас» (комиссия сената). И пока еще никто не опроверг, что меры электронной разведки противоречат существующему американскому законодательству, нет ни отставок, ни извинений, ни публичного покаяния. Американцы все еще верят в суд.
Проблема с известным американским Актом понятна, и решить ее можно было единственным путем: Сноудену следовало публично заявить о противоправных действиях правительства США, находясь в Штатах, и подать иск против правительства. А если бы не получилось,  позволить  себя арестовать и провести публичный – и открытый! -  процесс, указав точно, в чем, где и когда спецслужбы превысили свои полномочия.  Ответственный и сильный поступок: как флаг отстирать. Потому что «слив» военного аналитика Мэннинга Бредли для Ассанжа – это действие партизана, на которого Гаагская конвенция не распространяется, и судьба его, похоже, будет незавидна. Обратись Сноуден в суд - нашлось бы немало сил, потребовавших реформирования американского разведывательного сообщества.  Сенатор Рэнд Пол, вошедший в историю с его 13-часовой речью в поддержку Конституции США, в которой ничего не написано про устранение американских граждан при помощи американских же беспилотников, его бы поддержал точно.
Сейчас же, помимо симпатичных высказываний по поводу недопустимости тотального контроля над гражданами, от  Сноудена исходит отнюдь не только «белый шум» - некоторые его заявления и впрямь свидетельствуют если не о прямом предательстве, то о некоторой форме нервного расстройства и дезориентации.
Пресса позволяет подыграть тщеславию «разоблаченцев», заявляющих о несовершенстве нашего мира. И, поскольку их посылы укладываются в новые матрицы, критика из «антиглобалистского» лагеря относится к этим ребятам некритически…
Теперь обрисуем «рамку».  Провал «Lehman Brothers», в котором трудился Тед Прайс, бывший заместитель директора ЦРУ по операциям, доказал, насколько компетентны в финансах «силовики» и какова их способность препятствовать развитию мировых негативных сценариев. Ассанж доказал, что тайная дипломатия не соответствует реалиям и не отвечает декларируемым запросам. А частная разведывательная компания «Stratfor» отлично продемонстрировала, какая чушь охотно покупается на закрытых информационных рынках и на основе каких данных принимаются решения.  Специалист по электронной разведке Сноуден  уверен, что давление государства на человека превысило допустимые пределы.
Глобальный мир несет слишком много опасностей, и нуждается в изменениях – это обще место. Самое время консолидировать поиски альтернативных решений: от финансов до безопасности. И здесь возникает классический вопрос «как?».  И меньше ли рисков принесет «полностью открытый мир»?
Возвращаясь к отправной точке. «Сливы» пока демонстрируют уязвимость государства,  а  оно, затыкая бреши, рефлекторно усиливает давление. Когда-то граждане поддерживали государство, потому что оно защищало их.  Теперь они вынуждены от него защищаться – и от его бюрократии, и от его процедур, и от его вмешательства в их частную жизнь,  какими бы правильными словами  такое вмешательство ни прикрывалось.
 

  • 1
Смотря в чем: вызов небесам лучше не бросать, да. Других взаимодействий - сколько угодно. Ничто не мешает - ни языки, ни политика - когда есть материальный интерес, как в футболе.


  • 1
?

Log in